ПЯТЬ ВОПРОСОВ ОТ САИДА НИНАЛАЛОВА: Расул Каландаров

23 Февраля 2015 в 07:23 Автор: Саид Ниналалов Кавказский дом 4362
ПЯТЬ ВОПРОСОВ ОТ САИДА НИНАЛАЛОВА: Расул Каландаров

Мой собеседник – успешный бизнесмен, выходец из древнего аула Балхар, не потерявший связь с Дагестаном. В 1983 году Расул окончил Новосибирский институт советской кооперативной торговли, несколько лет он проработал в Дагестане. В 1989 году опять переехал в Новосибирск.

Сегодня Расул - Генеральный  директор группы компаний «Калибр», которая  оказывает транспортные и логистические услуги на рынках продовольственных товаров в шести регионах России  (Новосибирской,  Нижегородской и Владимирской областях, в Ставропольском крае и  в Республиках Дагестан и Хакасия). В каждом регионе имеется собственный складской комплекс и автомобильный парк. В группе компаний «Калибр» работает более 1200 человек.

            Саид Ниналалов (С. Н.): Многие дагестанцы, выезжая за пределы республики, становятся достаточно успешными бизнесменами. Расскажи о себе. Как и где учился? Как пришел в бизнес? Как он развивался? Что помогало, что мешало? Расскажи о своей работе сегодня.

            Расул Каландаров (Р. К.): В 1978 году после окончания средней школы в ауле Балхар Акушинского района я уехал в Новосибирск, где жили мои родственники, поступать в Новосибирский институт советской кооперативной торговли.  В 1983 году я окончил с отличием институт и начал работать директором объединения общественного питания в Новосибирской области. Вскоре я был призван на службу в Советскую Армию. После окончания службы я вернулся  в Дагестан и начал работать директором общественного питания Акушинского райпо.

В Дагестане я  открыл кондитерский цех, семь школьных столовых. Кстати, задолго до моего прихода на работу в райпо,  эти столовые работающими только числились по отчетам. За эти три года я успел «заявить» о себе представителям многих местных и республиканских  контролирующих органов. Я организовал работу так, что  к началу  третьего года ни один представитель этих органов уже не появлялся с проверками  в мои объекты. Это было интересное время, когда началась «перестройка», когда внедрялись новые формы организации труда, когда все жили с надеждой на лучшее.

А я, как руководитель предприятия, столкнулся с проблемой, когда провозглашаемые с высоких трибун лозунги противоречили элементарной практике управления производством,  когда  руководителям   была безразлична эффективность работы организаций. А из-за проблем несовершенства «новых» форм организации и оплаты труда, которые не хотели или не могли разрешить  на уровне Дагпотребсоюза,  я ездил в Центросоюз СССР. А там мне отвечали, что я работаю неправильно, что «рядовой кондитер не имеет права  зарабатывать больше, чем председатель правления райпо».

В поисках ответов на экономические вопросы я решил поступить в аспирантуру. И в 1991 году в родном институте я защитил кандидатскую диссертацию. Несмотря на предложения работы от различных коммерческих и административных  структур, я остался преподавать в  институте. Но начался кризис, было тяжело с двумя детьми  жить в наемной квартире. Это был самый сложный период  в моей жизни. Надо было и работать преподавателем, где постоянно задерживали заработную плату, которая и так была достаточно низкой, и искать другие источники дохода.

Из-за  нелегкого материального положения  моя семья уехала в Дагестан, а я остался в Новосибирске. И в тот момент меня осенила мысль: "Зачем мне образование и интересная работа, если я не могу решить элементарные материальные проблемы своей семьи". Я продолжал  ходить на работу, но сутками думал, как дальше быть.   Случайная встреча с  однокурсником и земляком Исмаилом Ибрагимовым изменила мою жизнь.

Исмаил собирал бригады «шабашников» и брал подряды на капитальной ремонт  объектов в колхозах и совхозах Алтайского края. Выяснилось, что у него есть проблема: работа высокооплачиваемая есть всегда,  но  он не знает, как преобразовать свои бригады в подрядную организацию, чтобы можно было официально получить статус исполнителя работ. Я разработал общий план решения личных проблем путем объединения способностей каждого из нас. И мы в 1992 году зарегистрировали компанию "АОЗТ "Калибр", используя по  три буквы фамилий партнеров. Но так получилось, что через 1,5 – 2 года многие наши заказчики стали неплатежеспособными, и  Исмаил решил выйти из бизнеса. Я остался в кампании один.

За первые годы  бизнеса мы наработали определенный опыт, появлялись новые и новые заказчики. Например, в 1994 год был большой дефицит растительного масла в стране, и ко мне обратились бывшие студенты с просьбой найти компанию - поставщика масла. Я после недолгого поиска нашел в Петербурге поставщиков масла и начал параллельно с преподавательской работой заниматься самостоятельно  коммерческой работой - бизнесом.

Уже к 1996 году компания "Калибр" имела арендованные павильоны на оптовых рынках Новосибирска, мы  начали доставку продуктов в магазины города. В начале 1998 года мы получили первый банковский кредит и купили на эти средства складское помещение. Но августовский кризис лишил нас оборотных ресурсов, создал невыносимые условия для бизнеса, мы сократили свое деятельность более чем в три раза, отказались от павильонов на оптовых рынках. С другой стороны, нам склад  достался по бросовой, «инфляционной» цене. Уже в 1999 году, имея собственные  склад и автотранспорт,  мы начали участвовать в тендерах, смогли получить несколько эксклюзивных контрактов от лидеров российского рынка по дистрибуции пива и безалкогольных напитков в магазины  Новосибирской области.  

К началу 2000 году в компании уже работали более 120 человек. Наступил такой период, когда мне надо было уделять  работе все больше внимания, и я решил оставить институт. Наша компания стала заметной на продовольственном рынке Новосибирска и привлекательной для многих производителей продуктов питания. Мы начали вводить новые проекты, расширять бизнес. 

       Бизнес - это, прежде всего, бесконечное движение, встречи с партнерами, конкурентами, представителями административных органов. Поэтому мне нередко приходилось встречаться и общаться с земляками, успешными руководителями бизнеса из различных регионов страны, интересными собеседниками.  У каждого из них своя судьба... Я пытался обобщить их опыт, найти те факторы, которые помогли им стать успешными. Но для себя я определил, что  их объединяет не только то, что они уроженцы Дагестана, но и еще их подход к организации бизнеса, который  отличается, прежде всего, следующим:

- расчет только на собственные способности. Нет вокруг ни родственников, ни знакомых чиновников, ни «страховки» от друзей;

- осознание необходимости жить, прежде всего, бизнесом. Бизнес для них как ребенок;

- приобретение определенных навыков длительного поддержания служебных отношений на работе;

- все,  начинающие свою деятельность в других регионах,  осознают,  что успех возможен, если эта деятельность будет осуществляться в рамках действующего законодательства и бережного отношения к местным традициям, ибо нет никакой страховки от возможного выявления допущенных нарушений. Поэтому, многие из них изначально  проводят оценку риска и барьеров для бизнеса и настроены на максимально правильную и открытую  организацию  своей деятельности.

С. Н.: Чем различаются  условия ведения бизнеса в Дагестане и, например, в Новосибирске? 

Р. К.: Наверное, история нашей компании, которая с момента своей регистрации не меняла ни названия, ни учредителей, способствовала формированию определенного доверия. Это позволило не только сохранить партнерские отношения с теми, с кем начинали сотрудничать еще в те далекие годы, но и постоянно находить новых партнеров и расширять свой  бизнес.

Наши партнеры считают услуги нашей компании на продовольственном рынке Новосибирской области качественными. Несколько случаев было, когда  они расторгали договора с нашими конкурентами, проводили тендеры и приглашали нас к участию в них и в других регионах страны. Так,  в 2004 году наша компания выиграла тендер и  начала работу в Республике Хакасия, в 2005 году в Нижегородской области, в 2006 году во Владимирской области, в 2008 году в Дагестане, в 2013 году в Ставропольском крае. В настоящее время компания стала холдингом, куда входят три дочерние предприятия, имеет собственные современные складские комплексы в шести регионах и автотранспорт, которые позволяет оказывать качественные  услуги для партнеров и быть конкурентными  на рынке.  

            Как показывает наша  практика, многие регионы имеют  свои особенности для бизнеса в мотивации труда,  в подборе персонала, в администрировании, в привлечении ресурсов, в конкуренции, и  связанные с этими факторами  риски.  Бизнесу в Дагестане, по многим характеристикам по  сравнению с другими регионами,  ни хорошо, ни плохо, просто он другой!  Это, как мне кажется, проявляется, прежде всего, в следующем: 

- при кажущейся безработице  в  республике отсутствует развитый рынок труда, где были бы представлены квалифицированные работники. По этой причине мы вынуждены были приглашать в Дагестан работников массовых профессий (кладовщиков, операторов,  бухгалтеров, менеджеров по продажам) из Новосибирска, из Нижнего Новгорода, направлять на переподготовку специалистов в Новосибирск. Часто бывает такое ощущение, что все пытаются делать то, что умеют, а не то, что необходимо для компании. Видя, как  сокурсники и однокашники работают в муниципальных и государственных органах, и как они зарабатывают, сотрудники  теряют мотивацию в приобретении высоких навыков для работы. При этом работники получают зарплату,  сопоставимую с заработной платой сотрудников компании в других регионах, хотя уровень производительности труда в дагестанской компании ниже;

-  персонал не желает брать на себя ответственность за выполнение взятых на себя договорных обязательств;

- персонал не желает или не  умеет свое  рабочее время посвящать работе. При этом любое замечание руководителя по поводу отлучки с рабочего места  многие сотрудники воспринимают как неуважение к себе, как к личности;

- отсутствие элементарной установки на субординацию в служебных отношениях, постоянное желание перевести служебные отношения в плоскость дружеских. В целом же,  можно отметить,  что персонал «не принимает»  корпоративную культуру. Например, удивляет отказ сотрудников махачкалинского филиала носить фирменную форму одежды, которая была разработана специально для отдельных категорий работников; 

- неадекватно высокая самооценка сотрудников при  относительно низких профессиональных навыках, и как следствие, пренебрежительное отношение  к  коллегам по работе, к подчиненным. Такое отношение к своим обязанностям способствует созданию дополнительных барьеров   коммуникациям в компании, следовательно, снижает управляемость и конкурентоспособность организации, требует дополнительных расходов для формирования «тотальной» системы контроля за каждым должностным лицом;

- способность, скорее готовность  сотрудников жертвовать служебными отношениями ради элементарной личной выгоды;

- постоянное желание вовлекать в служебные взаимоотношения с коллегами и руководителями сторонних лиц, родственников, знакомых, друзей;

- более высокое предпочтение работе в государственных и муниципальных органах по сравнению с работой в частных компаниях, и соответственно, отношение «временщика» к работе в компании;

- ложные представление о факторах профессионального и карьерного роста сотрудников в компаниях и организациях, о показателях оценки профессиональной пригодности персонала;

- отсутствие, на взгляд сотрудников, в компании «справедливой» системы оплаты труда, когда ее уровень определяется по критериям, которые, как правило,  работник считает для себя не существенными; 

- предпочтение неформальным отношениям в организационных структурах и недооценка формальных отношений между сотрудниками организаций.

            Все эти факторы создают в республике особую «атмосферу»  недоверия и мнительного отношения  к бизнесу всех  субъектов, с которым сталкивается бизнес. Например, государственные и муниципальные органы власти выполняют некачественно свои прямые обязанности перед бизнес-структурами как по срокам, так и по содержанию.

              В Новосибирске даже однократное  нарушение сроков регистрации бизнеса, выдачи выписок или регистрации сделок с недвижимым имуществом  может стать предметом серьезного обсуждения в СМИ и оперативного принятия ответственным лицом решения для устранения допущенных нарушений.  Для Дагестана такие нарушения являются обыденным делом. Даже застать чиновника на рабочем месте –большое везение. При этом многие чиновники даже невысокого уровня, уверены в своей особой роли в «выдаче разрешения» бизнесмену для решения тех или иных формальных проблем. Именно по этой причине многие бизнес-структуры в республике вынуждены нести дополнительные расходы  для проведения этих элементарных формальных действий, что уже на начальном этапе создания бизнеса создает дополнительные барьеры для ее развития, пугает потенциальных предпринимателей, которые с самого начала опасаются  начинать    свой бизнес.  

            В то же время в Дагестане есть и  определенные преимущества для  ведения бизнеса. Это и наличие  так называемых  оптовых рынков, что создает лучшее конкурентные условия на рынке услуг по дистрибуции. Это и высокая оборачиваемость оборотных ресурсов из-за отсутствия в республике развитых региональных и национальных торговых сетей с собственными распределительными центрами и с более жесткими условиями работы с дистрибьюторами.   Это и наличие в достаточном количестве работников  массовых специальностей. Это и более мягкая зима,  которая существенно снижают расходы на содержание складского комплекса. Это и относительное короткое «плечо» доставки и высокая «плотность  заказа».

С. Н.: Мы переживаем очередной кризис. Насколько он сказался на твоем бизнесе? Есть ли у тебя подушка безопасности на случай кризиса? Что ты посоветуешь бизнесменам, чтобы быть готовым к кризису. Ведь частота кризисов ускорилась –пройдет  6-7 лет и опять цена нефти упадет, упадет рубль и все сначала.

Р. К.: Кризис для любого бизнеса - это час его испытания. Это и возможность оценки собственного потенциала, это и возможность для переосмысления стратегии развития, это и возможность для диверсификации  бизнеса.

     Для моего бизнеса это уже третий кризис. Кризис 1998 года позволил мне перейти на работу с продуктами отечественного производства. Кризис 2008 года позволил диверсифицировать бизнес, доля первоначальных проектов (безалкогольные напитки и пиво)  в деятельности компании снизилась с 85 % до 30%. Сам потребительский рынок сталь более структурированным.  После кризиса  существенно изменился и рынок труда. Доступнее стали специалисты массовых профессий, доля иностранных граждан в компании снизилась более, чем в два раза.  Снизились расходы на подбор кадров. Кризис позволил  пересмотреть отношения с торговыми сетями, что повысило оборачиваемость ресурсов и эффективность самого бизнеса. После кризиса ресурсы стали более дорогими, и многие компании начали развиваться, прежде всего, за счёт более эффективного их использования. Сложилась тенденции укрепления дистрибьюторов на потребительском рынке России. И наша компания  в этом плане не исключение. 

            Современный кризис, который начался во второй половине 2014 года, как мне кажется, еще не дошел до своего дна. И пока трудно говорить как о путях выхода из кризиса, так и о возможных направлениях развития бизнеса. Тем не менее, можно выделить некоторые  особенности этого кризиса. Прежде всего, это не только дороговизна, но и существенное ограничение доступности кредитных ресурсов для бизнеса. Это и резкое снижение покупательской способности населения, за счёт снижения уровня  их жизни и существенного удорожания  самых продуктов, в том числе продуктов отечественного производства.  Для нашей компании  это и снижение оборачиваемости ресурсов, это и снижение суммы «среднего заказа» соответственно, и рост себестоимости услуг компании.

Все это требует вовлечения дополнительных ресурсов или же организацию собственного производства наиболее востребованных продуктов питания и открытия собственных магазинов. Опыт  уже есть.  В Новосибирской области мы запустили собственное небольшое производство рыбной и мясной продукции, и  начали открывать собственные магазины. Продукция наша востребована потребителем, что подтверждает необходимость расширения их производства. Такие же планы есть и по другим регионам, в том числе и по Дагестану. Но рынки каждого из регионов имеют  свои особенности, поэтому и  производство в каждом регионе будет свое. 

С. Н.: Какой путь развития ты  видишь для Дагестана? Что нужно изменить в республике, чтобы сюда пришли инвесторы, чтобы республика начала развиваться? Какие точки роста тут реальны?

Р. К.: Я всегда считал и считаю Дагестан лучшим регионом России для бизнеса. Здесь есть все от природы. Правда, перефразируя известное изречение, можно сказать, что природно-географические преимущества для бизнеса в республике нивелируются  бюрократическими барьерами, создаваемыми местными чиновниками. Опыт нашей компании тоже показывает: если компания строит свое стратегию выхода на дагестанский рынок, то должна исходить из необходимости минимизация контактов с местными чиновниками. Именно по этой причине, наверное, наша компания смогла за короткие сроки купить землю у частных лиц, построить складской комплекс ( более 10 тыс. кв. м), создать более 150 рабочих мест. 

            Если говорить о «точках роста» экономики республики, прежде всего это организация традиционного для региона аграрного производства. Я   помню, как, будучи студентом,  ходил на рынок Новосибирска за ахтынскими яблоками! Очевидно, выращивание и комплексная переработка сельхозпродукции (это и свежая продукция, и консервирование, и глубокая заморозка и фасовка)   в Дагестане - одно из основных направлений бизнеса. Об этом много говорят и пишут, но нет реального сдвига из-за бюрократических проблем при выделении земель, при получении технических условий для подключения к коммуникациям, да и сама  инфраструктура не приспособлена для размещения тех или иных производств. Я знаю, как во многих регионах выделяют готовые площадки для размещения производств и как местные власти, беря на себя определенные обязательства, объявляют тендеры среди инвесторов. И бизнес охотно идет в эти регионы. 

            Следующая «точка роста»,  на мой взгляд, это производство строительных материалов, для которого в республике есть достаточно сырьевых ресурсов. Это и каменные карьеры, это и глина для производства кирпича, это и карьеры песка и щебня.

        Мне кажется, и промышленный потенциал республики не исчерпан. В советское время завод им. М.Гаджиева, обеспечивал все шахты страны глубинными насосами, которые и сегодня востребованы. А завод «Дагдизель» являлся главным поставщиком дизелей для новосибирского завода «Электроагрегат». Сегодня потребители вместо продукции из Каспийска нашли белорусские, китайские, испанские дизели. Основная причина - это относительно высокая стоимость дагестанских изделий при их низких технических  характеристиках и отсутствие развитой сети сервисно-сбытовых  служб в регионах для  продажи и поддержки эксплуатации собственных изделий. 

         Большую перспективу имеет для республики правильная организация и развитие туристического бизнеса и  художественных промыслов Дагестана. На сегодня в этой области тоже больше лозунгов, и только частное и несистемное развитие отдельных туристических баз, которые не делают «погоду» на этом рынке Дагестана.

          Для меня очевидно, что для привлечения инвестиций в республику, меньше надо их «звать», а надо формировать соответствующую  «безбарьерную» среды для них. В зависимости от условий бизнес всегда  сам  находит точки приложения и роста.

С. Н.: Что для тебя малая Родина? Я знаю, что ты занимаешься возрождением народного художественного промысла - балхарской керамики.  Расскажи об этом подробнее.

Р. К.: Дагестан и мой родной аул Балхар -  это любовь и боль моя! Это место, где я получаю и энергию для своей деятельности, и новые идеи для развития бизнеса, и отдых от повседневных производственных проблем. Я   ежегодно 5-6 раз приезжаю в Балхар, по мере возможности стараюсь поддержать общественные мероприятия, которые проводятся в родном селе. Балхар - это аул, который получил большую известность благодаря традиционному производству неглазурованных гончарных изделий.

В Балхре есть гончарный цех, он продолжает работать благодаря, прежде всего, руководителю трудового коллектива Абакару Газимагомедову. Условия труда тяжелые, нет должного технического оснащения, изделия обжигают по технологиям 18-19 века. Проблемы этого цеха для многих балхарцев - больная тема. Если не будет цеха,  то Балхар  может стать очередным умирающим селом.  Да и для Дагестана в целом - если не будет художественных промыслов, то сложно будет поддерживать традиционную культуру дагестанцев. Поэтому я вижу необходимость не только в их поддержке, но и  в их развитии.

Летом в Балхаре я планирую организовать фестиваль-ярмарку  художественных промыслов Дагестана  с проведением мастер-классов, выставки-продажи изделий, с привлечением ведущих специалистов и с проведением круглых столов по проблемам сохранения и развития народных промыслов. Я нашел поддержку этой идеи у Министра культуры Дагестана Заремы Бутаевой,  у руководителя торгово-промышленной палаты РД Бадрудина Магомедова и у заместителя Министра промышленности, торговли и инвестиций республики Гусейна Ахмедова. Надеюсь, что это мероприятие пройдет на должном уровне и станет еще одним толчком для развития художественных промыслов Дагестана.

При использовании материалов сайта SEVKAVINFORM.RU прямая активная гиперссылка ОБЯЗАТЕЛЬНА
Рейтинг: +1
1
ВКонтакте
Фейсбук

Новости СКФО

/ Посмотреть всё
Сколько сигар можно безопасно привезти из-за границы?
28.06.2018 в 09:01
Без уплаты таможенных пошлин и налогов физические лица могут ввозить не более...
Самир Мирзоев дал Концерт в Стамбуле
25.06.2018 в 09:38
Программа была посвящена  двум великим композиторам - Кара Караеву и Мураду Кажлаеву.
Минометчики ЮВО осваивают методику скоростной стрельбы в предгорьях Дагестана
18.06.2018 в 11:19
В условиях горно-лесистой местности военнослужащие из минометов «Сани» калибра 120 мм поразят цели имитирующие легкобронированную технику, живую силу,...
Снайперы ЮВО проходят подготовку в Дагестане
07.06.2018 в 05:44
Основной упор в подготовке делается на отработку новых способов действий снайперских подразделений с учетом боевого опыта современных вооруженных конф...
150 лет самому южному маяку России
26.05.2018 в 11:30
Маяк был построен в 1867 году на городской стене 2000-летнего Дербента, тогда вместо ламп на нем были установлены горелки на керосине.
Заявление М.Даудова от лица Парламента Чечни в связи с нападением боевиков на церковь в Грозном
20.05.2018 в 06:38
К большому сожалению, погибло двое полицейских. От имени депутатского корпуса Парламента Чеченской Республики и от себя лично выражаю глубокие соболез...
Два брата не улетели на море с 13 шубами
16.05.2018 в 11:43
На данный момент «подарки» изъяты и направлены на экспертизу для установления стоимости.
В Рамадан компания Utair предлагает пассажирам халяльное меню
15.05.2018 в 12:48
Пассажиры могут заказать халяльное питание при покупке билета на сайте utair.ru или через мобильное приложение авиакомпании.
Форум «Северный Кавказ: пространственное развитие и человеческий капитал»
15.05.2018 в 12:34
19 мая  2018г.  в  рамках форума «Северный Кавказ: пространственное развитие и человеческий капитал»  состоитс...
Прямой поезд Миниральные воды - Астрахань пойдет через Махачкалу
15.05.2018 в 10:54
С 5 июня 2018 года запускает прицепной беспересадочный плацкартный вагон сообщением Минеральные Воды - Астрахань
Дубайская «Матрешка» осталась без российских товаров
10.05.2018 в 14:45
650 единиц товара везла гражданка Российской Федерации в город Дубай для участия в международной выставке «Матрешка»
На параде Победы артиллеристы Каспийской флотилии порадовали астраханцев пушечными выстрелами
10.05.2018 в 11:56
Местом выполнения салюта стала аллея между Цейхгаузом и Солдатскими казармами Астраханского кремля.
Авторы и эксперты